Стягъ

Switch to desktop Register Login

10 Фев

Песни Ратников

Среда, 10 Февраль 2021
Опубликовано в
10 Фев

Как мы воевали в 98-м году

Среда, 10 Февраль 2021
Опубликовано в

Воспоминания русского добровольца Кравченко Александра о событиях 1998 года, предшествовавших агрессии стран НАТО против Югославии.

 

В декабре 2020 года сербский генерал на пенсии Йован Миланович, в своем интервью заявил, что НАТО спланировала бомбардировки Югославии еще летом 1998 года:

«Был подготовлен план применения сухопутных войск, выбраны цели для бомбардировок. Все это происходило летом 1998 года, когда мировая общественность и предположить не могла, что готовится серьезная война. Были разработаны три варианта атаки на Союзную Республику Югославия (СРЮ) и запрошена юридическая модель, то есть оправдание для войны в рамках международного права», – рассказал Миланович.

Услышав это мне вспомнился 1998 год, Югославия и события, в которых приняли участие русские добровольцы.

Война в Боснии и Герцеговине закончилась в конце 1995 года. Некоторые русские добровольцы остались в Сербской Боснии. Я, например, поступил после войны учиться в Университет Сербского Сараево.

В 1997 году мы создали свою ветеранскую организацию - Отечественный Союз Добровольцев. Кроме чисто ветеранских задач ОСД должен был поддерживать связи с русскими патриотическими организациями, и снабжать их правдивой информацией о происходящим на территории бывшей Югославии.

События предыдущего периода (война в Хорватии и Боснии) показали, что российское общество не обладало, правдивой и полной информацией о происходивших на Балканах событиях. Российские СМИ, тогда находившиеся в основном под контролем Запада. Они транслировали на российское общество прозападную точку зрения, то есть лживую, антисербскую. Мы русские добровольцы хорошо это видели и нам очень хотелось изменить ситуацию.

Наиболее заинтересованной русской организацией в сотрудничестве с нами стал Конгресс Русских общин (КРО), который тогда возглавлял Дмитрий Рогозин. Взаимодействие происходило через заместителя Рогозина – Нуждиного Михаила Васильевича, ныне покойного. Нуждинов сразу же высоко оценил потенциал Союза добровольцев и поддержал идею постоянной работе по информированию КРО о событиях в бывшей Югославии.

Вскоре от Нуждиного мы получили средства на приобретение телефакса. Тогда интернет еще не был хорошо развит, поэтому информацию надо было пересылать с помощью факса.

В Сербской Боснии в горах на горнолыжном курорте Яхорине в бывшем расположении сербско-русского спецназа «Белые волки», мы оборудовали штаб Союза Добровольцев и приступили к работе.

Информацию мы получали из открытых источников, переводили, обрабатывали и высылали в Москву. Несмотря на то, что наша информация не представляла никакой секретности, тем не менее, получить в Москве её было не возможно, и она давала возможность почувствовать пульс западных Балкан. Иногда мы составляли информационно аналитические записки. На этом поприще отличился Борис Пичугин. Он составил большой труд по событиям на Косо и Метохии в 1998 году.

Албанцы в 1998 году подняли открытое вооруженное восстание. Начались боевые действия, югославская армия полностью блокировала Косово, без специального разрешения в этот сербский край попасть было невозможно. Из России стали приезжать добровольцы, но сербское командование категорически отказывалась от участия иностранных добровольцев в подавлении албанского мятежа.

Летом и осенью 1998 года ситуация в южно сербском крае всё более осложнялась, албанские террористы усиливали давление, множились провокации.

США и НАТО стали открыто высказываться за агрессию против Югославии. Риторика натовцев становилась все более воинственной, планы войны обретали конкретные очертания.

Все произошло октябрьским вечером. Борис Пичугин и я находились на нашей базе на Яхорине. Не могу точно сказать из какого источника, но мы получили точную информацию о том, что НАТО готова нанести удар по Сербии и Черногории 14 октября. Помню, как меня поразила эта дата, ведь в этот день православные празднуют Покров пресвятой Богородицы.   Как впоследствии я убедился, наши враги отлично разбираются в нашем сакральном календаре, и дни и даже часы для своих преступлений выбирают не случайно. Мне казалась, что бомбёжки на Покров есть не что иное, как вызов самому Богу.

Надо было срочно сообщить Москву. Только Россия могла стать на пути безумных действий Запада. Возможно, в Москве уже всё знали, но наша обязанность была сообщить важную информацию.

Был уже поздний вечер Нуждиного на работе не было, созвониться с ним было нельзя, но в его кабинете был телефон с автоответчичмкком, решили звонить и наговорить информацию на него.

Позвонили, раздались гудки, послышался сигнал – автоответчик заработал. Борис стал громко и четко говорить в трубку:

- Михаил Васильевич! По информации из официального источника американцы планируют напасть на Югославию 14 октября!

Напряжение сразу ушло долг мы свой выполнили, сделали всё что могли.

Тогда в 1998 году, к счастью бомбардировок не случилось. А через некоторое время позвонил Нуждинов и сказал, что от руководства России нам благодарность и что наша оперативная информация имела важное значение.

План «Кризис север»

Йован Миланович также заявил:

«Кроме плана «Кризис юг», предполагавшего агрессию против Югославии, существовал и план «Кризис север», предполагавший столкновение НАТО и России в том случае, если бы она решилась встать на защиту Югославии.

Один из вариантов плана предполагал удар по России через Польшу и Прибалтику, если Россия вступится за сербов.»

На первый взгляд сказанное отставным сербским генералом очень похоже на идею сценария к голливудскому фантастическому фильму. Однако это лишь на первый взгляд.

Не смотря на очевидную слабость России в период позднего Ельцина, она всё таки могла оказать действенную поддержку Югославии.

В числе военных мероприятий можно назвать – посылка российских войск из Боснии в Сербию (что и было сделано в июне 1999 года, направление в Адриатическое море военной эскадры целью прикрытия черногорских портов, доставка через эти порты систем ПВО и войск,. Думаю, что могли быть и другие варианты военной поддержки. Россия также могла прекратить поставки энергоносителей в Европу и разорвать дипломатические отношения со странами НАТО.

Вероятно, западные аналитики просчитали эти возможности. А также учли непредсказуемость Ельцина и возможность государственного переворота в России под влиянием агрессии НАТО против Югославии. Под влиянием таких возможностей натовцы приняли план «Кризис север».

По своей сути этот план можно назвать принуждением к миру.

Мобильные войска НАТО из Прибалтики и Польши в течении суток добираются до Кремля, деморализованные российские и белорусские вооруженные силы сопротивление не оказывают. Население, переживающее последствия дефолта авгита 1998 года с радостью встречают натовцев. Российское руководство вынуждено отказаться от поддержки Югославии и согласиться на все условия НАТО, в том числе и на ликвидацию её ракетно-ядерного потенциала.

Вероятнее всего так размышляли в штаб-квартире НАТО летом 1998 года, когда планировали агрессию на Югославию. Но как минимум в одном они ошибались, а именно в том, что население России, задавленное экономическими проблемами, не станет поддерживать сербов. События вокруг посольства США в Москве во время начала бомбардировок Югославии, реакция Евгения Примакова, поток русских добровольцев и многое другое тому свидетельство.

февраль 2021, Москва-Алушта - Москва      

 

Генерал Йован Миланович

 

 

 

 

 

09 Фев

ДВА ОРЛА" (Поёт Данил Плужников)

Вторник, 09 Февраль 2021
Опубликовано в